Младенцы в доме малютки

Содержание

Дети-отказники в роддомах: до какого возраста и дальнейшая судьба. Отказ от ребенка. Дом малютки. Усыновление

Младенцы в доме малютки

Дети- это счастье и цветы жизни, но, к сожалению, некоторые родители вынуждены отказываться от своих детей, по разным причинам, сразу после их рождения. К счастью, такие дети имеют возможность быть усыновленными и стать членам полноценных и любящих семей.

Причины и особенности отказа от детей

В нашей стране предусмотрен особый порядок и конкретные причины отказа от детей сразу после их рождения. У данного процесса есть одна особенность.

С юридической точки зрения отказ матерью от ребенка невозможен. Она не лишается родительских прав, а временно оставляет новорожденного на государственном попечении или дает согласие на усыновление малыша другими людьми.

Причины такого поступка могут быть разными. Нередко финансовые трудности становятся главной преградой перед счастливым материнством.

Дети-отказники в роддомах часто остаются одни из-за врожденных болезней и инвалидности. Молодые родители боятся брать на себя ответственность за воспитание такого ребенка или понимают всю финансовую нагрузку, которую придется понести. В большинстве случаев такие дети остаются в родильных отделениях.

Еще одной частой причиной отказа является давление со стороны родственников, например, если ребенок рожден вне брака. Давление мужчины, не желающего стать отцом, также может повлиять на решение матери об отказе.

Оформление отказа

Если такое тяжелое решение было принято, то должен выполняться определенный процесс оформления как отцом, так и матерью. Отказ от ребенка влечет за собой некоторые юридические процедуры. Однако они не занимают много времени и проводятся в стенах родильного отделения.

Во-первых, женщина должна написать заявление на отказ от ребенка. Образец такого документа должен быть в родильном отделении. Заявление пишется на имя заведующего отделением в свободной форме, но с указанием личных данных и данных ребенка.

После того как заведующий родильным отделением получает заявление, он обязан уведомить об этом органы опеки.

Отец ребенка так же имеет право на его воспитание, поэтому отказ от отцовства в добровольном порядке предусматривает написание такого же заявления.

Если мужчина разведен с матерью ребенка, но с момента развода не прошло трехсот дней, то он все равно автоматически считается отцом новорожденного и должен написать отказную.

Дальнейшая судьба ребенка после отказа родителей

Брошенные дети еще некоторое время имеют шанс вернуться к биологическим маме и папе. Родителям ребенка дается 6 месяцев после отказа, чтобы решить свои трудности и забрать ребенка домой. Если этого не происходит, то отец и мать лишаются родительских прав в судебном порядке.

В любом случае после выписки из родильного дома ребенок попадает в педиатрическое отделение до достижения им 28-дневного возраста.

Пока ребенок находится на стационаре, его полностью обследуют, а уход за ним осуществляет медицинский персонал и волонтеры. Стоит отметить, что заботливых рук всегда не хватает, и волонтеры особенно ценны в таких ситуациях.

Если патологий и заболеваний у ребенка не обнаружено, он передается в дом малютки.

Стоит отметить, что в вопросе усыновления такого ребенка приоритет всегда отдается родственникам биологических родителей.

Анонимные роды и отказ от ребенка

Существуют случаи, когда женщина не предоставляет никаких документов. В такой ситуации она помещается в специальное отделение и не контактирует с остальными роженицами.

Если мать оставила ребенка в роддоме и просто покинула его, то об этом сообщается органам опеки, а ребенок может быть усыновлен сразу же. Имя и фамилия ему присваиваются при усыновлении, если оно происходит быстро. В случае когда ребенка не удается быстро передать усыновителям, имя ребенку дают в доме малютки.

В свидетельстве о рождении таких детей в графе о матери и отце ставится прочерк.

Жизнь в доме малютки

Для воспитания детей-сирот в возрасте до трех лет в нашей стране предусмотрены дома малютки. Груднички в доме малютки оказываются сразу после педиатрии, в возрасте около одного месяца.

Уход за маленькими детьми здесь осуществляют сотрудники совместно с волонтерами. Это место служит своеобразной адаптационной базой, сразу после которой неусыновленные дети попадают в детский дом.

в этом заведении напоминает детский сад. Все дети делятся на группы, с ними проводят развивающие занятия, работают психологи и педиатры.

Пока ребенок находится в этом заведении, у него больше шансов попасть в приемную семью, так как маленьких детей усыновляют охотнее.

Для того чтобы взять ребенка из дома малютки или роддома, нужно обратиться в органы опеки и ознакомиться с базой детей-отказников.

Информация о младенцах для усыновления. Где искать

Как только в органы опеки поступает информация о брошенном родителями ребенке, на него заводится дело, оформление отказа идет дальше в соответствующие органы.

Пока дети-отказники в роддомах направляются в больницу и находятся там, сотрудники клиники и роддома составляют анкету, куда вносят все данные ребенка, сведения о состоянии здоровья, описание внешности и развития, прикладывают характеристику и фото.

Эти анкеты хранятся в общей базе отказников, которая и предоставляется потенциальным опекунам. Пара, решившаяся на усыновление, может ознакомиться с детьми в базе, а потом после предоставления необходимых документов, знакомится с ними лично.

Такая же база есть и у благотворительных фондов, которые оказывают поддержку домам малютки. Они же могут помочь будущим родителям консультациями по поводу процесса опеки или усыновления.

Почему новорожденных детей усыновляют чаще

Не секрет, что именно маленькие дети чаще находят новый дом. Это связано со многими особенностями.

Во-первых, малыши, по мнению потенциальных родителей, легче адаптируются. Они еще не привыкли к устоям старой семьи, родным, не обзавелись привычками и не свыклись с ролью брошенного ребенка.

Следующий момент – меньший риск психологических травм. Маленький ребенок еще не осознал, что он оставлен своими родителями, и у него нет никаких проблем, с этим связанных.

Кроме того, новорожденных детей легче воспитывать, сразу прививая им ценности своей семьи.

Еще одной важной причиной усыновления младенцев является желание пройти с ребенком весь жизненный путь. Особенно это важно для родителей, не имеющих возможности родить по медицинским показаниям. Если тайна усыновления будет сохранена, то ребенок может и не подозревать, что является неродным.

Как взять ребенка из роддома на усыновление

Если вы решились на усыновление, то нужно быть готовыми к некоторым нюансам.

Многие пары хотят взять новорожденного ребенка, поэтому существует очередь на детей-отказников в роддомах.

Первое, что нужно сделать, – обратиться в органы опеки и попечительства с заявлением о желании усыновить ребенка. После этого будет назначена консультация, в ходе которой будут разъяснены все особенности и тонкости процесса, выдан список необходимых документов.

Обычно это справка о состоянии здоровья супругов, справка о доходах, имуществе, характеристика с места жительства и работы, свидетельство о заключении брака, ксерокопии паспортов, свидетельств о рождении и других документов.

Только после предоставления всего списка бумаг можно ознакомиться с базой отказников и познакомиться с детьми лично. Если будущие родители желают опекать только новорожденного младенца, их записывают в очередь и сообщают о детях-отказниках в роддомах сразу, как только эта информация доходит до органов опеки.

Процесс сбора документов для усыновления ребенка из дома малютки будет таким же.

Требования к усыновителям

Конечно, чтобы получить возможность стать родителем маленького ребенка, необходимо пройти серьезный отбор. Органы опеки должны быть уверены в том, что ребенку будет комфортно в новой семье.

Первое, что должно быть у возможных родителей отказника – постоянная работа или доход от предпринимательской деятельности. Сумма доходов не должна быть ниже прожиточного минимума. Родители должны иметь финансовую возможность, чтобы обеспечить ребенка всем необходимым.

Жилплощадь должна отвечать всем требованиям для содержания ребенка. Родители должны располагать средствами и условиями для полноценного и комфортного проживания ребенка. Отдельная комната, ванная, горячая вода, отапливаемость помещения, а также чистота – вот главные условия для ребенка.

Пара не должна быть судима, а характеристики с места жительства и работы должны быть исключительно положительными. Вредные привычки также должны отсутствовать. Необходимо подтвердить, что у будущих родителей не было проблем с наркотиками, алкоголем, не наблюдалось психических отклонений.

В случае усыновления младенца необходимо подтвердить наличие свободного времени для ухода за ним.

У супругов должно быть нормальное состояние здоровья, что должны подтвердить медицинские справки.

Соответствие кандидатов всем требованиям будет тщательно проверяться органами опеки и попечительства при личных визитах домой, беседах и проверках.

Опека или усыновление

Между этими двумя понятиями есть большая разница.

В случае если пара оформляет опеку над ребенком, их права будут ограничены. Например, имущество ребенка, если оно имеется, остается за ним. Опекуном можно стать только в том случае, если ребенку не исполнилось четырнадцати лет, после этого возраста оформляется попечительство.

Еще одной особенностью в данном случае является то, что опекуны будут получать определенные выплаты от государства, но и нести ответственность перед органами опеки, которые на протяжении всего срока опекунства будут контролировать семью.

В случае с усыновлением ребенок становится полноправным членом семьи наравне с кровными детьми. Порядок оформления документов в этом случае ответственнее и сложнее, поэтому процесс длится гораздо дольше. Кроме того, пособие, которое положено в случае опеки, при усыновлении выплачиваться не будет.

Моральной и психологической разницей служит тот факт, что при усыновлении ребенок не чувствует себя чужим. Он понимает, что его семья полностью его принимает как родного. В случае с новорожденным ребенком, только усыновление может гарантировать секретность информации о том, что он является приемным.

Итоги

Отказ от ребенка – это сложное решение, которое иногда дается очень сложно и болезненно. Однако проблемы биологических родителей не должны помешать ребенку обрести любящую семью.

По состоянию на 2015 год, в домах малютки находилось около 15 тысяч детей, ожидающих своих приемных родителей.

На сегодняшний день процесс усыновления маленького ребенка очень сложен и долог. Это связано с попытками добиться максимально комфортных условий для дальнейшей жизни ребенка. Родители должны пройти множество собеседований и испытаний, прежде чем смогут привезти ребенка домой.

Из-за желания воспитывать детей с рождения очередь на отказников в роддомах очень большая и продвигается медленно. Однако это не останавливает семейные пары.

Счастливый смех ребенка однозначно стоит того, чтобы ждать, переживать собеседования, собирать все необходимые бумаги и создавать комфортные условия.

Источник: https://FB.ru/article/460428/deti-otkazniki-v-roddomah-do-kakogo-vozrasta-i-dalneyshaya-sudba-otkaz-ot-rebenka-dom-malyutki-usyinovlenie

«Отдала ребенка и живи своей жизнью, работай, рожай других» | Милосердие.ru

Младенцы в доме малютки

Давно уже для многих не новость, что в современной России семья находится под постоянной угрозой отрицательно мотивированного и разрушительного вмешательства государственных структур.

Беспредел, творимый органами опеки и попечительства, якобы проявляющими заботу о детях, стал темой не только отдельных разговоров или публикаций в прессе – в защиту семьи проводятся конференции, на которых делаются попытки, как минимум, прояснить ситуацию.

На одном из таких мероприятий, прошедшем недавно в Санкт-Петербурге в помещении ИТАР-ТАСС, конференции под названием «Семья — презумпция невиновности» среди прочих была поднята и довольно новая тема: оказывается, у семей, где есть так называемые «особые» дети, и в этой связи тоже есть свои особые проблемы.

Весь этот непонятный «цирк»

Одна из них – это настоятельные попытки врачей сразу после рождения ребенка с явными признаками инвалидности склонить его родителей к отказу от него. Вот один из типичных рассказов женщин, подвергшихся такому давлению. О том, что случилось с ней и с ее ребенком в больнице, куда их перевели после роддома, рассказывает Надежда Пирогова:

— Н.П.: У меня были сложные роды. Когда родился мой сын Макар, мы сразу попали в реанимацию и провели там две недели. Основной диагноз Макара: гипоксически-ишемическое поражение центральной нервной системы. Наш лечащий врач нам сразу сказала, что ребенок тяжелый, долго он не проживет, в течение года может умереть.

Она предложила нам сдать Макара в Дом ребенка, дескать, там за ним будет квалифицированный уход. В принципе, она не настаивала, но предложила нам такое несколько раз, говорила, что мы молодая семья, что у нас еще будут дети и так далее.

Потом Макара перевели в отделение неврологии новорожденных и недоношенных детей в другую больницу. Там и начался весь этот непонятный «цирк». Заведующая отделением пыталась прямо-таки заставить нас отказаться от ребенка.

Практически каждый день она вызывала меня к себе в кабинет и рассказывала, что, по ее мнению, ждет меня, если я не откажусь от ребенка. Она говорила, что от меня уйдет муж, что от меня откажутся все мои родственники, друзья, что я останусь один на один с больным ребенком.

Говорила так: «Будешь таскать на себе мешок с костями». Мужа моего она тоже пыталась убедить, говорила, что мы не справимся с таким ребенком. Она хороший психолог – у нас состояние было тяжелое, мы вообще не понимали, что происходит. Приходили специалисты, которые подтверждали ее слова.

Вместе с мужем по инициативе этих врачей мы ходили к начмеду больницы, которая нас тоже убеждала отказаться от ребенка, обещала подобрать очень хороший Дом малютки. Нас смотрел нейрохирург, известный в Санкт-Петербурге специалист, от него мы услышали такое же предложение.

— Речь шла о какой форме отказа? Вам предлагали временно или навсегда отказаться от ребенка?
— Н. П.:
Она предлагала на выбор. Говорила, что мы можем отдать ребенка, но приходить, чтобы за ним ухаживать.

— Когда закончилось давление на вас?
— Н. П.:
Как только мы ушли из больницы.

Уходя из больницы, мы написали расписку, что забираем ребенка под свою ответственность, что понимаем тяжесть его состояния, что мы не медицинские работники, что если что-то с ребенком случится, то мы понесем ответственность.

Нам сказали, что нас будут проверять вплоть до прокуратуры. По их словам, мы не можем обеспечить ребенку необходимый медицинский уход, а в Доме малютки этот уход за ним будет.

Но единственное, чему мне пришлось научиться – это пользоваться зондом для кормления Макара, потому что он не может глотать. И все, больше никакого специального ухода за ним не нужно. А так – он может заболеть, простудиться, как и любой ребенок. И более вероятно, что он заболел бы в Доме малютки. Сейчас Макару два года и девять месяцев.

Эта врач так относилась ко всем мамам, даже к тем, у чьих детей не такие серьезные проблемы – просто обычные недоношенные детки. Она говорила этим мамам: «У вас ребенок глубоко недоношенный». И как артистка… (изображает наигранный драматизм в голосе – И. Л.). Употребляла свое любимое выражение «глубоко недоношенный» и сразу начинала рассказывать, что якобы ждет маму в будущем.

— На вашей памяти были случаи отказов от детей?
— Н. П.:
Был один случай временного отказа – именно под ее давлением.

Неправильное милосердие

Интересно, что лет 15 назад были нередки случаи, когда медперсонал больницы намеренно скрывал степень тяжести диагноза новорожденного, чтобы не напугать родителей и не вызвать у них желание отказаться от ребенка, пока они еще не успели к нему привыкнуть. Нынче мы можем видеть полностью противоположную позицию врачей.

Рассуждения типа «родишь другого, здорового» можно было услышать и раньше, но речь идет именно о систематических попытках заставить родителей оставить больного ребенка на попечение государства. Возможно, мы имеем дело всего лишь с распространенными частными случаями, с неким ненормальным поведением отдельных врачей.

Но, к сожалению, тут, как и с неправомерными действиями органов опеки и попечительства, в отношении, например, малообеспеченных семей есть опасность, что это может перерасти в тенденцию.

То, что история Надежды Пироговой и ее сына – далеко не единственная подобная, подтверждает Светлана Гусева, председатель общественного объединения матерей-сиделок «Матери мира», сама являющаяся матерью особого ребенка:

— Если у женщины рождается ребенок с тяжелым диагнозом, то сразу же начинается бой. Первым делом на женщину набрасываются и предлагают отказаться. Обычно тяжелый ребенок после рождения долго находится в больнице, и за это время на мать оказывается очень сильное давление: ежедневно ее убеждают в том, что она должна определить ребенка в государственное учреждение.

Я сама свидетель: матерей вызывают в кабинет, доводят до истерики, объясняют, что их дети – растения, требующие постоянного ухода, пугают затратами на лекарства, врачей, уголовной ответственностью, если что-то случится с ребенком. Разными методами убеждают, обманывают. Обман состоит в том, что на самом деле наши дети могут жить дома – при хорошем уходе.

Да, нам очень тяжело, да, нам нужны социальные работники. Но то, что если ребенок умрет в силу естественных причин, и родители понесут за это ответственность – это ложь. А врачи вгоняют матерей в шоковое состояние. И часто я вижу, что если мамы поддаются на их убеждения, то отказываются уже навсегда.

Официально родителям дается полгода для принятия решения и подписания документов – а ребенок в это время уже находится в Доме малютки. Единицы из отказавшихся впоследствии все же забирают ребенка домой.

Я знаю только одну такую маму – она полгода ездила в Дом малютки, смотрела, как ее дочь лежит в кровати никому не нужная, истощенная, обколотая психотропными препаратами (чтоб не кричала) – и решила ее забрать. Сейчас, хотя эта девочка и в тяжелом состоянии, но у нее нормальный вес, она улыбчивая, живет в семье, с мамой и с папой.

Хотя когда эта мама забирала дочь, ей многие говорили: «Зачем тебе так мучаться? Пусть лежит и смотрит в потолок». На самом деле, это кощунство, когда такие дети просто лежат в кроватях и смотрят в потолок. Еще называется это очень интересно – отделение милосердия. Но как это далеко от милосердия!

— На вас тоже оказывали давление, убеждая отказаться от ребенка?
— С. Г.:
Когда моему сыну был поставлен точный диагноз, мне сразу сказали: «Хотите сдать? Вперед!» Очень легко. Первая позиция врача в такой ситуации – предложить отказ от ребенка.

Когда потом я пошла в роддом поднимать документы, там даже удивились: «А что, этот ребенок дома?» И часто слышу такое от медиков по поводу других детей. Якобы такие дети не могут находиться дома по состоянию здоровья.

Мне кажется, врачи поступают так, будто дети-инвалиды опасны и находиться в обществе не могут.

— Как вы думаете, зачем врачам нужно, чтобы дети с тяжелыми диагнозами непременно попадали в государственные учреждения, а не оставались в семьях?
— С. Г.:
У них есть система, и они не хотят, чтобы эта система менялась. Чем больше тяжелых детей будет оставаться в семьях, тем скорее перестанут работать специальные учреждения.

Я разговаривала с массажисткой, которая 20 лет отработала в Доме малютки. Она взахлеб рассказывала, как медперсоналу там хорошо, как при закрытии таких учреждений люди теряют привычное место работы. Говорила: «А зачем таким детям жить дома? Место им там. Это же так замечательно – отдала, и живи своей жизнью, работай, рожай других».

Так что это — корпоративные интересы. Это поддержка той системы, основы которой были заложены давно, и работники той системы хотят, чтобы все так и продолжалось. По идее же наоборот, именно врачи вместе с матерями должны встать на защиту таких детей, чтобы такие эти дети не проводили всю жизнь, лежа в кровати.

Но пока врачи считают, что наши дети умственно отсталые и бесперспективные. Это потребительское отношение. Такой ребенок – человек со своей судьбой, со своей душой. А эти «палаты милосердия» — насмешка над замыслом Господа Бога.

Милосердие – это когда мать такого ребенка имеет государственную поддержку, а сам ребенок живет в обществе наравне с остальными. В Европе почему общее качество жизни выше? В частности потому, что там высокий уровень социального обеспечения людей с ограниченными возможностями.

Забота о таких детях – причина разработок новых технических приспособлений, новых методик, новых лекарств. Особые люди развивают общество. А у нас ошибочное отношение к проблеме еще с давних времен: такие дети должны находиться в специализированных домах, а матери должны работать.

— Могут ли попытаться оказать такое же давление на мать позже, когда ребенок уже будет жить дома? Могут ли тут вмешаться органы опеки и попечительства и попытаться забрать ребенка в специальное учреждение?
— С. Г.:
Конечно, могут.

Если врач из поликлиники решит, что мать как-то не так ухаживает за ребенком или что у них не очень чисто дома, он может сообщить в органы опеки. И никто не учитывает, что у матери депрессия, нехватка денег, личные трагедии. Никто не будет об этом думать, просто заберут ребенка и все.

Надо сказать еще вот о чем: не так давно были приняты странные законы. Во-первых, когда инвалиду исполняет 18 лет, его мать становится опекуном. А опекуну государство поддержку не оказывает. Во-вторых, теперь родители должны брать разрешение в органах опеки и попечительства на получение пенсии своего ребенка-инвалида.

В-третьих, надо брать в тех же органах опеки разрешение на то, чтобы снять со счета ребенка сумму, потраченную родителями на приобретение технических средств. Это говорит о том, что ребенок-инвалид не твой, а государственный, а тебе разрешают о нем заботиться. Получается, ребенок как бы уже изначально принадлежит учреждению.

То есть ребенок-инвалид перестает быть свободным гражданином, имеющим право на семью. Наши органы опеки и попечительства – это чисто юридическая структура, которая занимается выдачей документов. От опеки, как таковой, там ничего нет.

«Не каждый хочет иметь дома инвалида»

Организаторы конференции «Семья – презумпция невиновности» пытались позвать на встречу и некоторых врачей: приглашения для них были переданы уполномоченному по правам детей в Санкт-Петербурге Светлане Агапитовой.

Однако никто из троих них в ИТАР-ТАСС не присутствовал.

Справедливости ради я встретился с заведующей отделением неврологии новорожденных и недоношенных детей одной из детских городских больниц в ее рабочем кабинете и задал несколько вопросов по интересующей нас теме.

— Часто ли отказываются от хронически больных детей социально устроенные женщины?
— Иногда чаще, иногда реже – не каждый год бывает много детей с тяжелыми неврологическими проблемами. Но если такие дети появляются, их редко забирают домой. Не каждый хочет иметь дома инвалида.

В том числе вполне социально устроенные женщины. Отказываются, например, от детей с синдромом Дауна. А дети с синдромом Дауна – такие же дети, как и любые другие, просто к ним нужен другой подход.

У меня на отделении на сегодняшний день лежит один такой ребенок – он даже без порока сердца, и все равно от него отказались.

— Вы или ваши коллеги в каком-либо случае можете порекомендовать женщине отказаться от ребенка?
— Никогда. Мало того, я категорический противник любых отказов. Ребенок должен жить в семье. Даже если он тяжело болен, уход за ним должна осуществлять его семья.

— Часто те, кто советует женщине отказаться от ребенка, говорят ей: «Родишь другого, здорового». Как вы это прокомментируете?
— А где гарантия, что следующий ребенок будет здоровым?

— Если отказываются, то чаще временно или навсегда?
— Есть очень приличные люди, которые переживают психологические травмы и не сразу принимают ситуацию.

Если люди уже приняли решение отказаться от ребенка, я предлагаю им написать отказ на шесть месяцев. Надо же дать родителям шанс что-то переосмыслить. Больной ребенок живет в Доме малютки, а родители его живут дома.

Я считаю, что это неправильно, но это мое мнение, я никому его не навязываю.

— Часто ли родители забирают детей из Дома малютки после временного отказа?
— Забирают нечасто. Но я знаю очень многих людей, которые, написав временный, а затем и полный отказ от своего ребенка все равно участвовали в его жизни.

Дети-инвалиды и их родители – одни из самых слабозащищенных членов нашего общества, а значит, обращать на них пристальное внимание должны не только государственные структуры, но и само общество, то есть обычные граждане.

Данный материал – не журналистское расследование, а повод поразмыслить над явно существующей проблемой. Предоставим читателю самому решать, чьи заявления здесь заслуживают большего доверия.

Надо сказать, что само предложение родителям отказаться от ребенка (сколь бы навязчиво оно ни делалось) не наказуемо ни уголовно, ни административно, так что материальную заинтересованность родителей можно смело исключить.

Игорь ЛУНЕВ

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/otdala-rebenka-i-zhivi-svoej-zhiznyu-rabotaj-rozhaj-drugih/

Смерть в доме малютки: умственно отсталые матери, изъятые дети, равнодушные власти. Репортаж

Младенцы в доме малютки
https://www.znak.com/2021-02-03/smert_v_dome_malyutki_otstalye_materi_izyatye_deti_ravnodushnye_vlasti_reportazh

Умственно неполноценные женщины — одна из множества проблем российского социума.

Государство признает их недееспособными, но не в силах ограничить репродуктивные функции. Дети, которые рождаются у таких матерей, часто оказываются тяжелобольными, но решить эту проблему власть не может. Да, похоже, и не хочет.

В Кургане две таких женщины — Екатерина и Алина Михаленко (мать и дочь, 1980 и 2001 годов рождения) — родили детей, которых отняли у них и передали в дом малютки. Последний из рожденных Алиной мальчиков — Толя — умер в приюте под Новый год при странных обстоятельствах.

Что происходит в этой табуированной и страшной части российской жизни? Об этом репортаж спецкора Znak.com Никиты Телиженко.

Тело под елку

Труп полугодовалого Толи Алине выдали на Новый год, 31 декабря. 

«Мы приехали в морг, вышел патологоанатом, — рассказывает девушка. — И спросил: „Глазик у него высох, не страшно?“ А потом выдал тело». 

Увидев ребенка, женщина ужаснулась. «Когда мы приехали, он уже в маленьком гробике лежал. Глаза впали, носик разодран, голова деформирована», — рассказывает Алина.  

В распоряжении Znak.com есть фотографии тела, подтверждающие слова девушки, но по этическим причинам мы решили не публиковать их.

«Мы хотели его переодеть, но патологоанатом категорически запретил нам это делать и сказал ни в коем случае не снимать шапку, — продолжает мать ребенка. — Говорил, что к телу прикасаться нельзя из-за коронавируса».

При этом добиваться получения покойного ребенка матери пришлось неделю. Все это время врачи отказывались отдавать тело и требовали подписать отказную от его получения, утверждает Алина. Лишь после обращения в прокуратуру ей и ее матери Екатерине удалось настоять на своем.  

Говорить, что именно обнаружили во время вскрытия, работники морга отказались. По словам Алины, ей не выдали никаких документов, лишь пояснили, что все будет отображено в итоговом заключении. 

«Ребенок здоровый, только с желтушкой»

Толя родился 27 июля 2020 года. «Здоровый ребенок, только с желтушкой», — утверждает Алина. По словам девушки, гепатит B был у мальчика врожденным, но других проблем со здоровьем не было.

Екатерина МихаленкоНикита Телиженко / Znak.com

Тем не менее на следующий после рождения день мальчик начал стремительно терять вес, а на третий день ребенка забрали у матери и «просто унесли». И больше не показывали. 

Никаких бумаг — куда, почему, на основании чего мальчика забирают, — матери не показали. По ее словам, ребенка увезли в Курганский дом малютки, а видеться с сыном запретили. 

Толя Михаленко — уже третий ребенок, изъятый у Алины и ее матери Екатерины. Два других мальчика — полуторагодовалые Егор (сын Екатерины) и Женя (первый сын Алины) Михаленко также находятся в Доме малютки с самого появления на свет. 

По информации администрации Кургана, дети эти были рождены инвалидами, у них есть серьезные патологии развития, не позволяющие им находиться в семье Михаленко. А матери в силу умственной отсталости якобы не могут оказать им должный уход.

Все попытки Екатерины и Алины Михаленко доказать администрации обратное оказались безуспешными, и в мае 2020 года женщин ограничили в правах по решению суда. 

«Смотреть на детей нам разрешают лишь в окно, хотя родительских прав мы не лишены. Другие родители спокойно приходят, нянчатся с детьми. Но для нас проход почему-то был всегда закрыт. Нам говорят — в окно смотрите.

А там ясли, только ножки из кроваток торчат. Даже не поднимают, не показывают. И мы просто стоим на крыльце и фотографируем эти ножки.

Потому что внутрь нас все равно не пускают, как бы мы ни просились», — перебивая друг друга, рассказывают женщины. 

Екатерина уверяет, что детей можно было вернуть, но не хватило денег на адвоката. 

Дом на окраине Кургана, где живут мать и дочь МихаленкоНикита Телиженко / Znak.com

С началом пандемии коронавируса Екатерина лишилась ставки уборщицы, а Алина тоже осталась без денег, так как рассталась с молодым человеком.

Бедность привела к тому, что женщинам пришлось съехать из благоустроенной съемной квартиры в сгоревшее разрушающееся общежитие на самой окраине. О каком тут адвокате и думать. Надежды вернуть детей окончательно рухнули.

Рождение еще одного ребенка совсем недолго было радостью и обернулось новым ударом для семьи.

Суд за мертвого младенца

Новость о смерти Толи Екатерина и Алина узнали 23 декабря в разгар судебного заседания, на котором решалась судьба мальчика. По словам Алины, отец мальчика хотел забрать сына из Дома малютки на воспитание, а суд должен был решить, может ли он его опекать. Но не успел. 

В перерыве Екатерине позвонили из приюта, сказали, что у них плохие новости, и попросили подготовить дочь. 

По телефону сказали, что младшего сына больше нет, но что именно с ним случилось, объяснять не стали.

«23 числа у нас был суд с отцом за то, у кого Толя должен жить, но оказалось, мы судились за уже мертвого ребенка», — говорит Алина.

Когда женщина отошла от шока, она позвонила в дом малютки, где ей объяснили, что у Толи стало плохо с сердцем, утром 23 декабря его перевезли в Курганский Красный Крест, но спасти ребенка не удалось. Причиной смерти малыша стали отек мозга и пневмония. 

По словам Алины, на следующий день ей позвонили из дома малютки и пригласили в учреждение, но не для того, чтобы выразить соболезнования и поддержать. Вместо этого чиновники потребовали написать отказную от тела. Матери объяснили, что труп Толи находится в областной больнице и государство похоронит его самостоятельно. 

Нищий быт дома у МихаленкоНикита Телиженко / Znak.com

«Мы пришли в морг, просили, чтобы нам показали тело, но вместо этого сотрудники морга начали выталкивать нас, — вспоминает Алина. — Тогда моя тетя нашла начальника морга и потребовала, чтобы нас пропустили.

Там была большая комната, вся заваленная трупами в пакетах. Толеньку приперли к стенке, у него все лицо было расквашено. Мы хотели подойти ближе, но нам запретили. Ничего не объясняли, сказали просто, что нельзя.

Фотографировать тоже запретили… Одна из санитарок сказала, что ребенка переодели и надели шапочку и что как только мы напишем отказ, его похоронят».

После того как Алине в очередной раз предложили написать отказ, она заподозрила неладное и вместе с тетей написала заявление в прокуратуру с требованием повторной патологоанатомической экспертизы для выяснения причин гибели ребенка. 

27 декабря труп малыша направили на вскрытие в другой морг. Но сообщать матери о причинах смерти ребенка патологоанатом отказался. Все просьбы, по словам Алины, были проигнорированы. 

«С нами он не разговаривал, про результаты вскрытия ничего говорить не стал. Сказал, что все передал в прокуратуру, и положил трубку», — говорит Алина.

«Для них мы уже не люди»

Как рассказывает Екатерина Михаленко, с пренебрежительным отношением властей они с дочкой сталкиваются не впервые.

Когда врачи забирали первых детей, они так же, молча, ничего не объясняя, просто унесли их из палаты.

И лишь спустя несколько месяцев выдали родителям документы, что их ограничили в родительских правах по причине заболевания, которое может представлять опасность для жизни и здоровья детей.

«Как только они видят, какие мы, с нами они не разговаривают, смеются, начинают издеваться. Даже когда Толя умер, мы на суде были, нам юрист дома малютки так и сказал: „Один отмучался — проблем меньше“.

Но у нас там еще два ребенка — брат Алины Егор и ее первый сын Женя, — плачет Екатерина. — Ну да, мы слабоумные, но ведь ни на кого не кидаемся, зла никому не делали, не алкоголики.

Но отношение к нам такое, что для них мы уже не люди и лучше бы нас вообще не было…»

Я предложил женщинам съездить в дом ребенка, чтобы на месте выяснить, что стало причиной гибели Толи. Они согласились. 

Навстречу нам сразу же вышел юрисконсульт дома ребенка Сергей Архипов. Едва скрывая неприязнь к женщинам, Архипов прямо заявил: «Они же слабоумные, они многих вещей не понимают или понимают неправильно. Приходят, жалуются вместе со своей „тетей“. Которая никакая им не тетя, а такой же маргинальный элемент…» 

По словам Сергея, все необходимые пояснения он уже дал следственным органам, которые начали проверку, и говорить что-либо о причинах смерти ребенка без санкции главврача и департамента здравоохранения он не будет. 

Алина МихаленкоНикита Телиженко / Znak.com

Сама главврач Курганского дома ребенка Елена Чистякова наотрез отказалась давать нам комментарии, лишь предложила обратиться в следственные органы. 

Источник в управлении СКР сообщил нам, что сейчас проводится процессуальная проверка по факту смерти ребенка и получить информацию до ее официального завершения не представляется возможным.

Ожидаемая гибель

По официальной информации департамента здравоохранения, у малыша не было повреждений головы и лица во время его пребывания в доме ребенка, но он имел врожденные тяжелые пороки развития. 

По неофициальной информации источника Znak.com в Красном Кресте, у Анатолия Михаленко, помимо гепатита B, была выявлена гидроцефалия.

«Дети со столь серьезным заболеванием, как правило, умирают в первые месяцы жизни, в связи с чем гибель ребенка была ожидаемой», — пояснили нам в региональном депздраве. 

По данным дома ребенка, 22 декабря во время дневного сна у малыша произошла внезапная остановка дыхания и сердечной деятельности. 

Вскрытие 24 декабря было проведено в патологоанатомическом бюро, но в связи с обращением матери ребенка в правоохранительные органы труп был передан в бюро судебно-медицинской экспертизы, поэтому и выдача трупа состоялась 31 декабря 2020 года. 

Вместе с тем в ведомстве категорически опровергли информацию о якобы имевших место призывах отказаться от тела ребенка для захоронения за счет города. По заверениям областного департамента, данные слова абсолютно не соответствуют действительности. 

Юрист Наталья Леонова, узнав от нас об этой истории, взялась оказывать помощь Алине Михаленко. Сейчас она занимается этим делом.

По ее словам, в заключении о смерти ребенка говорится, что помимо отека мозга и пневмонии у Толи была тяжелая патология — синдром Денди Уокера, генетическое заболевание, при котором головной мозг ребенка развивается неправильно что приводит к тяжелой форме умственной отсталости. 

Но если такое заболевание действительно было, то оно должно было быть выявлено в ходе беременности. И в случае подтверждения диагноза беременность должны были прервать. Почему это не было сделано — как раз и вызывает вопросы к ответственным органам — врачам и соцзащите. 

Источник: https://www.znak.com/2021-02-03/smert_v_dome_malyutki_otstalye_materi_izyatye_deti_ravnodushnye_vlasti_reportazh

Процедура усыновления ребенка из роддома и дома малютки

Младенцы в доме малютки

Вопросы усыновления – наиболее болезненные и ответственные, ведь, принимая на себя все тяготы проблем взращивания малыша, люди не вполне осознают, что эта юридическая процедура изменит их жизнь навсегда.

В нашей стране нет такой массовости в желании стать приемными родителями, как, например, в США, и сотни тысяч деток продолжают находиться в государственных учреждениях – домах малютки, детских домах, интернатах.

Мотивы усыновления младенца

Мотивов, побуждающих к усыновлению, может быть масса, и среди них – не только идеи заскучавших дамочек, но и жизненно сложные ситуации. Вот некоторая часть мотивов:

  • женщина из-за болезни не может сама родить ребенка и хочет сделать приятное мужу, чтобы он смог почувствовать себя отцом;
  • муж с женой действительно оба хотят сделать счастливее сироту из приюта;
  • амбиции и уязвленное самолюбие людей, которые сами не могут иметь детей;
  • желание воспитать того, кто мог бы позаботиться о стариках-родителях потом, когда наступит немощность;
  • малолетняя дочь родила малыша, и ее родители хотят оставить его в семье, но чтобы репутация дочери не пострадала, сами желают стать родителями фактически своему внуку;
  • родственники хотят дать детям, потерявшим по какой-либо причине своих самых родных, кров и заботу;
  • состоятельные люди желают вырастить преемника, наследника своего богатства и т.п.

Проще всего взять на воспитание совсем крошку, не имеющего пока что ни памяти, ни навыков, ни привычек, а малютку, из которого можно слепить характер по своему желанию – так думает большинство людей, жаждущих стать родителями.

Можно ли усыновить новорожденного ребенка и где?

Да, усыновить недавно родившегося мальчика или удочерить девочку вполне возможно. Младенцы-отказники из роддома, где нерадивая мамаша написала так называемую «отказную» бумагу, поступают через определенное время, необходимое для оформления документов или поправки здоровья, в дом малютки.

Таким образом, совсем крошку можно взять в роддоме или в доме малютки.

Какие требования к родителям при желании усыновить грудничка?

Грудничок – совсем неокрепший, неадаптированный к нашей среде человечек, требует массу внимания и практически все время человека, назвавшего себя мамой, и помощь ее супруга – новоиспеченного отца.

Требования к усыновителям грудничков, в принципе, ничем не отличаются от требований к усыновителям детей более старшего возраста. Итак, что нужно:

  1. совершеннолетие лиц обоих полов;
  2. наличие жилья достаточной площади;
  3. обеспеченность работой и средствами к существованию;
  4. отсутствие судимости за преступления, связанные с нарушением половой прикосновенности, или непогашенной судимости за тяжкие преступления;
  5. крепкое здоровье — как физическое, так и душевное;
  6. они не должны быть лишенными родительских прав, или приемными родителями, уже пробовавших браться за воспитание и вернувших детей, или опекунами, которых лишили этого звания;
  7. отсутствие вредных привычек;
  8. разница в возрасте с ребенком должна составлять не менее 16 лет;
  9. отсутствие гражданства США (и возможно других стран, где разрешены однополые браки).

Состояние здоровья придется уточнять путем прохождения медицинской комиссии в медучреждении.

Где есть базы данных младенцев на усыновление?

Каждое из учреждений, где находятся дети, создает анкету каждому, кто стал питомцем учреждения. Обязательно наличие фотографии, а еще лучше нескольких, и краткое описание характера, основных черт, особенностей нрава.

Готовая анкета передается в органы опеки, оттуда – в региональный банк данных и затем – в федеральный. При этом нужно сознавать каждому из потенциальных родителей, что описанию и характеристикам сильно доверять не стоит.

Не то, чтобы к созданию анкеты относились поверхностно – нет, просто малыш, пробыв непродолжительное время, не может проявить сразу все свои стороны характера, нрава, а если это грудничок, то о каком характере и его особенностях может идти речь? Это больше похоже на рекламный проспект.

Базы данных младенцев на усыновление есть в органах опеки, в региональном или федеральном банке данных.

Как усыновить из роддома? (пошаговая инструкция)

Немалая часть желающих стать родителями непременно хочет взять новорожденного прямо из роддома, а этот вариант возможен, если горе-мамаша напишет отказ от ребенка. На отказных грудничков всегда очередь, поэтому, решившись взять младенца, нужно подготовиться морально и документально.

Действия будущих родителей-усыновителей таковы:

  1. обратиться в ООП (органы опеки и попечительства) для регистрации в очереди за отказником из роддома;
  2. получить в ООП направления на медицинское обследование (для этого есть специальные бланки);
  3. по списку, выданному в ООП, приготовить весь пакет документов;
  4. когда все будет готово и подойдет очередь, в ООП следует отправляться в полной готовности для получения одобрения на усыновление.

Специальная комиссия посетит жилище кандидатов в родители, чтобы убедиться в наличии достойного уровня обеспеченности жилплощадью и условиями для содержания ребенка. Примерно в течение двух недель после рассмотрения документов будет получен окончательный ответ, и после сигнала о наличии отказника в роддоме можно будет продолжить оформление через суд.

В суд по месту нахождения роддома потребуется подать заявление, справки подойдут те же (если не прошло трех месяцев, тогда нужно собирать заново). Усыновители от оплаты госпошлины освобождаются, так что ни платить, ни прикладывать чек не потребуется. Нужна будет официальная бумага из ООП об их согласии и одобрении.

Несмотря на то, что длительность судебного процесса находится по правилам в пределах 2-х месяцев, когда усыновление касается новорожденного, суд принимает решение очень быстро. Чтобы все закрутилось еще быстрее, нужно просить суд об обращении решения к немедленному исполнению. Если этого не сделать, то придется ждать 10 дней, пока решение суда вступит в законную силу.

По решению суда младенца можно будет забрать сразу, причем в роддоме должны выдать послеродовый больничный лист от даты вступления решения в законную силу до достижения младенцем возраста 70 дней, а в органы ЗАГС нужно обратиться за получением документов на малыша.

Предлагаем скачать примерный образец заявления в суд: Бланк

Процесс усыновления из дома малютки

Что касается усыновления из дома малютки, то процесс имеет такую же последовательность и принципы, как и при взятии из роддома. Но в доме малютки содержатся малыши всякого возраста, уже сформировались черты лица, установился и проявился цвет глазок, волос. Понятно желание будущих родителей выбрать именно понравившегося ребенка, желаемого пола и возраста.

После одобрения кандидатур ООП дадут специальное разрешение на посещение дома малютки, где можно предварительно просмотреть базу данных, а потом уже ближе познакомиться с человечком, которому нужна семья.

Если вдруг выйдет так, что ребенка по сформированному в мыслях образу подобрать не выйдет, можно обратиться в близлежащие дома малюток, расположенные в соседних городах, поселках, куда можно обратиться с заключением о возможности стать усыновителями.

Изучив информацию о детках, их данные по картотеке в базе данных, следует снова и снова смотреть, знакомиться до тех пор, пока не екнет сердце.

Тогда суд, находящийся по месту расположения детского учреждения, по иску усыновителей, с участием представителей ООП, рассмотрев все документы, в установленный законом срок вынесет, скорее всего, положительное решение, после вступления в силу которого с копией решения суда можно будет избранного счастливчика забрать домой.

В ЗАГСе в книге регистрации рождений внесут после обращения усыновителей изменения относительно фамилии, отчества дитя, и выдадут новое свидетельство о рождении.

В случае, если ребенка берут из дома малютки, следует при написании искового заявления в суд как следует подготовиться, чтобы в части не описательной, а ниже, где указываются все требования к суду, не забыть ничего важного, так как суд рассмотрит именно тот ракурс усыновления, который указан после слов «Просим суд …».

Если не высказано пожелание об изменении фамилии, отчества, даже имени (это возможно, если ребенок в возрасте еще нежном), то после суда уже ничего сделать будет нельзя в рамках текущего судопроизводства, понадобится новый процесс, влекущий затраты средств, времени и нервных клеток.

Какие документы нужны для усыновления в обоих случаях?

Перечень документов для оформления усыновления един, и состоит он из следующих официальных документов:

  1. заявление в ООП;
  2. копии паспортов;
  3. справка о медицинском освидетельствовании;
  4. справки о доходах обоих родителей, если это семья;
  5. письменное согласие второго супруга, если в качестве усыновителя выступает один представитель четы (заверить нотариально);
  6. акт о результатах обследования жилищных условий комиссией;
  7. акт о результатах обследования жилищных условий ООП;
  8. характеристики с места работы;
  9. выписка из домовой книги;
  10. выписку из лицевого счета;
  11. справка об отсутствии судимости.

Самая серьезная проблема – медицинская справка, состоящая из целого комплекса обследований. Потребуется исключить не только сифилис и ВИЧ, СПИД, но и туберкулез в любой форме, онкологические проблемы. Иногда просят предоставить информацию о состоянии текущего банковского счета, написать автобиографию.

Более подробно о необходимых документах написано здесь.

Если вы собираетесь жениться (выйти замуж), то вам пригодится статья про брачный договор и статья про смену фамилии после брака.

Тайна усыновления

Чтобы ребенок считал себя родным и отношения в семье не осложнялись тем, что усыновленный ребенок узнал о своем появлении в семье, УК РФ содержит статью 155, согласно которой должна быть соблюдена тайна усыновления.

Круг лиц, осведомленных об этой щепетильной юридической процедуре, узким не назовешь: это работники ООП, дома малютки, суда. Чтобы исключить человеческий фактор и опасность разглашения, законом разрешено менять не только ФИО ребенка, но и дату рождения, и даже место рождения. Разница в сроке между фактической и вымышленной датами рождения не должна превышать трех месяцев.

Разумеется, тайна усыновления имеет смысл, когда берут кроху в роддоме или в доме малютки, а если взяли из приюта ребенка, который помнит уже многое и осознает, что это не те люди, которые его родили, то нет смысла в создании вокруг факта усыновления ореола таинственности.

Пособия на усыновленных детей

Усыновленные дети приравниваются к родным, поэтому законы РФ предусматривают выплаты для усыновителей в тех же размерах и сроках, что и для родителей в обычных семьях – больничный лист, если ребенок взят из роддома, пособие до достижения ребенком возраста 1,5 лет и т.д.

Усыновители могут получить единовременное пособие, если обратятся с заявлением в течение 6 месяцев с момента суда (с фактической дата усыновления), но ни днем позже. В 2015 г. это пособие, выплачиваемое одноразово, составляет 14497 руб.

Большинство людей желает реализоваться в качестве родителей. Но если это по каким-то причинам невозможно естественным путем, можно взять ребенка из детского дома на усыновление.

Усыновить ребенка: с чего начать, куда обращаться, как действовать?..

Усыновление ребенка может стать настоящей головной болью, ведь пройти всю процедуру от начала до конца удается далеко не всем. Иногда у будущих родителей возникают проблемы со сбором документов, а иногда загвоздка возникает из-за социального или материального положения усыновителей.

Перечень необходимых документов для усыновления…

Вопросы усыновления – наиболее болезненные и ответственные, ведь, принимая на себя все тяготы проблем взращивания малыша, люди не вполне осознают, что эта юридическая процедура изменит их жизнь навсегда.

В нашей стране нет такой массовости в желании стать приемными родителями, как, например, в США, и сотни тысяч деток продолжают находиться в государственных учреждениях – домах малютки, детских домах, интернатах.

Читайте, как усыновить новорожденного ребенка…

Источник: https://2supruga.ru/roditelskie-prava/usynovlenie/rebenok-iz-roddoma-doma-malyutki.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.